Павел Корзунович / Алехандро Ранхель Идальго (Мексика) / Часть 1
Павел Корзунович
Главная
Новости
Фотогалерея
Архив фотогалереи
Записки макрушника
Хроника Китайского Американца
Приключения муравьишки
Заповедный напев
Тайны дремучих полян
Мечты сбываются (АНОНС)
Олени корабельного леса
Ночные гости
Мегарисса
Журнал сайта НАТУРАЛИСТ
Записки Бутовского отпускника
Два дня в Пикачос (Мексика)
Водный Дракон (Мексика)
Птички невелички у нас в гостях(Мексика)
Коати Тепостлана (Мексика)
Las Piedrotas (Мексика)
Алехандро Ранхель Идальго (Мексика)
Часть 1
Часть 2
Из записной книжки (Мексика)
Отдать швартовы, или пристегните ремни (о.Гаити)
Из ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ (Индонезия)
Долина Балием (о.Новая Гвинея)
Острова реликтовых драконов (о.Ринча, о.Комодо)
Остров Канава
Из записной книжки (Папуа)
Бурый пеликан (Куба)
CALOT(Вьетнам)
Красивое(КРАСНОЕ) море (Египет)
Затерянная земля (Египет)
В саду у осьминога
АНГКОР (Камбоджа)
Щурки Тайланда
Ленивый отпуск в Доминикане
Технический
О себе
Контакты

Часть 1

 

 

Alejandro Rangel Hidalgo
Алехандро Ранхель Идальго (1923-2000)


"El hombre y el arte fundidos en su tierra original”
Родной землёю вдохновлённый, он посвятил ей дар свой и себя

      У подножия двурогого вулкана, под сенью пальм, овеваемая океанским бризом, спала неведомая земля, прекрасная как в первый день творения.  Земля давала миру соль, сахар, лимоны, кокосы, кофе, но некому было рассказать о её сокровенной прелести. В карстовых могилах под землёй спали вечным сном старые хозяева этой земли, в окружении изящных ваз и забавных статуэток, которые ещё предстоит открыть впоследствии. А новые хозяева были беспечны и вполне довольны тем, что имели. Но мир начал потихоньку меняться. Отстроился и расширился порт в бухте, на берегу великого океана. От порта к столице протянулась ветка железной дороги, в городке был построен первый универмаг, через пару лет сметённый сокрушительным землетрясением и снова отстроенный. Угарным дымом пронеслась над землёй первая мексиканская революция, а за ней после короткой паузы уже близилась кровавая смута кристерос.   На переломе эпох на этой земле родился мальчик....Он был щуплым, со смешными оттопыренными ушами. Его слух вбирал в себя трели птиц в патио на рассвете, шум летнего ливня на черепичной крыше, крики уличных торговцев, колокольный звон, зовущий к мессе. Но ещё богаче пища открывалась его глазам: солнечные блики играющие на пёстрых листьях кротона, огромные как птицы бабочки- всегда парой!, напрягающие белые паруса крыльев в напоенном влагой воздухе между кронами деревьев со свисающими лианами,  глянец листьев вездесущих кофейных кустов, тугие завитки испарений из жерла вулкана, россыпи многоцветных фруктов и буйство цветов, растущих, казалось, из каждой щели. Мальчик пока просто впитывал в себя всю свежесть и счастье этого праздничного мира за окном, смакуя каждую деталь. Впоследствии он с лихвой оплатит этот долг, вернув миру эти свои ощущения в отточенных образах. Он многое сделает для того, чтобы мир его детства, равно как история и традиция этих мест сохранились для будущих поколений. Мальчика звали Алехандро Ранхель Идальго, и  его имя говорило об аристократическом происхождении.

Но всю жизнь ему придётся трудиться не покладая рук, хотя труд  его и будет в радость. Он успеет очень много, и труды его оценят немногочисленные люди со вкусом. Хотя многие его творения войдут в жизнь других людей безымянными- но от этого не менее желанными и ценимыми. Алехандро Ранхель оставил после себя замечательный памятник- музей-усадьбу Ранхель Идальго в Ногейрас.        
Ногейрас является очень старым поселением. Об этом свидетельствуют многочисленные археологические находки.
В доиспанский период оно носило название Ajuchitlan- долина цветов.  После завоевания этих мест Кортесом, в течение нескольких веков оно переходило из рук в руки. В 17 веке эти земли были собственностью капитана Хуана Висенте, который занялся выращиванием сахарного тростника.

Полуразрушенная труба, сохранившаяся до сих пор- это часть сахароперерабатывающего завода.  Рядом расположена часовня, которая была основана орденом францисканцев. В 1704  году Хуан Ногейрас приобрел эти земли и с тех пор асьенда носит его имя. В 1873 году  асьенду Ногейрас приобрели дедушка и бабушка Алехандро Ранхеля Идальго, которые занялись выращиванием сахарного тростника и переработкой его в сахар.
 
Однако, после мексиканской революции наступили тяжёлые времена для земледельцев. Хозяева асьенды пытались модернизировать процесс, а также гнать из сахара чистый спирт, и т.п. Но без особого успеха. Поэтому любой доход был семье кстати. С раннего возраста мальчики учились читать. По финансовым проблемам, родители не могли отправить их в школу, поэтому обучение проводилось на дому. Мать обучала мальчиков искусству, истории, географии, литературе, астрономии и музыке. Кроме того было выписано много журналов по механике.  Отец обучал их навыкам металлообработки, плотницкому делу. Это способствовало сохранению асьенды в рабочем состоянии.

В семейной мастерской ребятишки работали с плотниками, изготовляя и ремонтируя мебель. Также был открыт магазин, в котором продавались и изделия детей семьи Ранхель. Алехандро Ранхель Идальго, родившийсяся в 1923 году, был старшим из трёх сыновей, и его творческие таланты проявились очень рано. Уже в шесть лет, он заявил, что станет художником. После восстания кристерос, католическая церковь, уязвлённая поражением, продолжала бороться со светскими тенденциями. Среднее образование на западе Мексики было практически под запретом.

Братья Ранхель в 1935 году пошли в полу-подпольную  среднюю школу в Гвадалахаре, в Колиме даже таких школ не существовало. В школе Алехандро увлёкся рисованием рождественских открыток, пользовавшихся большой популярностью у местной знати. 

Хотя цен он не назначал, и рисовал, как и всю оставшуюся жизнь, больше из любви к искусству. С группой друзей в 40-х он участвовал в проекте литературного журнала как иллюстратор.     Членом группы был и Хуан Рульфо, книгу рассказов которого («Долина в огне») Алехандро проиллюстрировал. Тогда же он реализовал  свои первые опыты в сценографии. После окончания университета, Ранхель проводил время в мастерских архитекторов Игнасио Диас Моралеса (Ignacio Díaz Morales) и Луиса  Баррагана (Luis Barragán).
 
По конкурсу Ранхель получил стипендию на два года в послевоенную Европу, Испанию и Францию, для совершенствования в технике живописи. Там Алехандро начисто забыл, зачем приехал и вовсю колесил по разным странам. Он очень интересовался Восточной Европой, но дальше Вены, понятно, не доехал. По возвращению молодого человека попросили отчитаться за стипендию, приложив по картине за каждый проведённый в Европе месяц.
Припёртый к стенке, Ранхель неожиданно сумел «выдать»  то, что копилось в нём все эти годы. Аутентичный стиль нового мастера включал сочетание простых геометрических форм, мексиканский колорит к и необычные кукольные лица персонажей с контрастно живыми глазами. Так, одним духом он написал и представил полторы дюжины оригинальных холстов.

В Европе о нём заговорили как об истинно мексиканском художнике. До этого европейцы были в основном знакомы с муралистами (Ривера, Сикейрос,..). Эти авторы были интересны, но для изысканных европейцев слишком брутальны. А тут появился автор,  чей стиль  был по-европейски элегантен, но наполнен до краёв мексиканским колоритом.

Бросалась в глаза почти филигранная точность мазков- недаром к картинам Ранхеля в музее Ногейрос прилагаются лупы.
Вообще-то, единственным своим учителем живописи он считал старого немца, с котором он познакомился в 6-летнем возрасте. Тот в общем-то его не учил, скорее писал в его присутствии. Но сказал одну фразу, которая запала Алехандро в душу «Ни у кого не учись и никому не подражай. Только так ты добьёшься успеха».
Первым крупным коммерческим успехом Алехандро стала работа для Первой Большая Ярмарки в Халиско. Он создал стилизованную версию собора в Гвадалахаре, которая представляла собой два треугольника, привязанных к полукруглому основанию. Это изображение используется до сих пор, как символ Гвадалахары.

Но, наиболее  известны его работы, связанные с проектом рождественских открыток для ЮНИСЕФ. Начиная с 1963 года они достигли рекордных продаж.  Они принесли Ранхелю международное признание. «Рождество через века»  - так называлась одна из серий этого проекта. На ней изображены сцены V-XIX веков Испании, эпоха ренессанса, французская готика, колониальная Мексика, викторианская Англия, пуританская Америка, Германия, Норвегия, и... Россия.

Другая серия называлась «Ангелы мира сего». На открытках были изображены ангелы в национальных костюмах мира вместе с символическими для  данной страны предметами.
Одна из последних серий была посвящена мексиканским мотивам, девушкам-ангелам в нарядах из разных штатов Мексики.

Репродукция с Колимским ангелом висит в доме одного из авторов этих строк. Картина  свободно висит на гвозде, но 8-балльное землятресение 2003 г ., перевернувшее вверх дном весь дом, её даже не сдвинуло... 

В 50-х Алехандро женился на молодой учительнице Маргарите.
Их свадьба была растиражирована в миллионах экземплярах как «идеальная» на обложке и страницах «Католикал Дайджест».


Но оба были слишком неординарными  и свободомыслящими людьми, чтобы вписаться в схему «идеальных католиков». Молодые перебрались в Ногейрас, где Маргарита организовала школу для социальных работниц (одна из миловидных помощниц директора музея, встречавшая нас- выпускница этой школы).

А Алехандро пришла в голову новая идея- дизайн мебели. Действительно, почему не перенести его такие тёплые, эстетичные и орнаментальные сюжеты- бабочек, птиц, плодов, листьев- непосредственно на шкафы, комоды, столы?
А к этому ещё и ажурные железные подвески и абажуры для светильников.

 И удобные  плетёные обитые кожей полукруглые кресла, опять же с росписью. Роспись появилась и на вычурных спинках стульев. Словом, полные интерьеры в мексиканском стиле. Сначала для больших отелей.

Потом многие мексиканские посольства с удовольствием обставились ранхелевской мебелью. Чистота линий, деталей, использование тропических лиственных пород, как например красное дерево, делали его мебель весьма изысканной и желанной многими.

А к этому ещё и ажурные железные подвески и абажуры для светильников.

Луис Эчеверия, президент Мексики (1970-1976), обставил ранхелиановской мебелью свою резиденцию в Лос Пинос. Правда, он почти не заплатил за работу. А его жена, в беседе с невесткой Алехандро, как-то обронила, что у мужа есть какой-то столяр в Комале, который им делает мебель на заказ. К слову сказать, в конце президентского срока Эчеверия всю мебель забрал, в свою уже частную резиденцию.

Алехандро работал, не покладая рук, но сказывалась его непрактичность. Предприятие почти не приносило дохода, и оба его брата, потеряв терпение вышли из дела и занялись более выгодной деятельностью, разведением тех же цыплят. А тут ещё Эчеверия втянул Алехандро в государственный проект по организации школ народных промыслов.

В 1975 году с помпой такая школа была открыта в Комале. В школе начали обучение несколько сотен мастеров-самоучек, в основном, уже зрелых, но весьма необразованных людей. Алехандро как директор и бессменный лектор быстро понял, что история живописи его великовозрастным ученикам скучна, и начал обучать их по принципу «делай, как я», показывая эскизы и приёмы работы.

За шесть лет существования, в школе прошли обучение около трехсот местных ремесленников. Помимо живописи, в школе были классы по деревообработке, работе с железом, кожей, сусальным золотом и по отделке мебели.

Но вскоре в штате Колима сменился губернатор, и он захотел поставить директором училища своего племянника, великовозрастного балбеса. Ранхель немедленно подал в отставку, а училище вскоре развалилось.
 
В это же время он разработал дизайн для стеклодувов  в Тонала и Тлакепаке (Tonalá, Tlaquepaque)
в штате Халиско. В  Колиме Алехандро в качестве сценографа  стоял у истоков фольклорного балета Университета Колима, коллектива ныне  хорошо известного во всём мире. В восьмидесятых годах Ранхель был одним из основных учредителей факультетов архитектуры в университетах Гвадалахары и Колимы. В 1993 году  он был награждён премией штата Колима за достижения в области изящных искусств. В 1999 году Алехандро был удостоен степени доктора honoris causa Университета Колимы. В Ногейрасе он организовал школу для местных детей, с базовым образованием. Кроме того, он использовал свои доходы, чтобы спонсировать местные католические праздники и поддерживать традиции. Старинная часовня была реконструирована и продолжает действовать по сей день.          Собрание работ Алехандро и его коллекцию керамики увидел ректор университета, а впоследствии губернатор штата Колима Фернандо Морено Пенья. Он же и предложил идею музея, где сочетались бы картины самого Ранхеля и его дизайнерская мебель, старые фотографии, собрание доколумбовских скульптур и интерьеры старой асьенды с традиционной утварью.  

Университет Колимы в 1995 приобрёл асьенду Ногейрас  и  положил начало комплекса, включающего Исследовательский Центр, Экологический Парк и собственно Музей Алехандро Ранхеля Идальго.


Сайт построен на платформе
Интернити.Креатив

(с) 2004-2008 Павел Корзунович.
Использование статей и фотографий без письменного разрешения автора запрещено.

На главную